Дмитрий Хворостовский. Оперный певец. Баритон Дмитрий Хворостовский. Неофициальный сайт Дмитрий Хворостовский. Музыка. MP3. Видео. Дмитрий Хворостовский. Оперный певец. Баритон
Статьи

Дмитрий Хворостовский: "Мои младшие дети не занимаются музыкой, только подают надежды"

дата публикации: 17-06-2009


теги: Черешневый лес   Флоранс      

Сегодня в рамках фестиваля искусств "Черешневый лес" Москва услышит звездный тандем прославленного баритона Дмитрия Хворостовского и маэстро Валерия Гергиева, которые исполнят фрагменты из опер Верди и Рубинштейна. А 20 июня концерт покажут на телеканале "Россия". Главный Дон Жуан оперной сцены рассказал про свою сценическую и семейную жизнь "Труду-7".
 

- Когда с Гергиевым, который известен своим шаманством, поют солисты его театра, бывает слышно, насколько они зависят от его гипноза, от его руки - в этом случае он часто бывает кукловодом. С вами он играет по-другому, как с равным, а это рождает другую искру, другой драйв.

- Это правда, и хорошо, что это заметно. Нас объединяет долголетняя дружба, человеческая и творческая. Очень много было сделано на сцене на протяжении 20 с лишним лет. И я с необычайной любовью отношусь к нему как человеку, но прежде всего - как к великому маэстро. Именно благодаря встречам с людьми такого масштаба в моей жизни и происходит творческий рост.

- Сейчас вас широкая публика знает по военным песням, старинным романсам или новому альбому с песнями Игоря Крутого, но ведь был и другой Хворостовский - с изысканными, "умными" программами Малера, Свиридова, Де Фальи.

- Все будет, я постепенно двигаюсь во всех направлениях. Возможно, из-за оперы или проектов вроде того, который мы делаем с Игорем Крутым, мои камерные программы отошли на второй план, но они абсолютно не забыты. Сейчас мы начинаем работать над новой программой с пианистом Ивари Илья, и окончательный выбор пока не сделан, но я уже могу назвать имена Листа, Форе, Танеева, то есть вы уже можете составить приблизительное представление о том, куда я двигаюсь.

- Одно время ваш глянцевый ретушированный лик с характерным донжуанским взглядом маячил во всех крупных магазинах грамзаписи, и казалось, что индустрия слишком плотно приклеила к вам маску невозможного мачо из серии "смерть бабам", но сейчас я почти этого не вижу.

- Да, было время, когда все хотели эксплуатировать именно такой - примитивный образ, но это была не моя инициатива. Просто люди, которые занимались раскруткой, не пытались узнать меня по-настоящему и приклеивали наиболее подходящий с их точки зрения ярлык. Это была болезнь роста. Хотя тестостерон присутствует в любом хорошем мужском исполнении - должен присутствовать. У меня, возможно, его уровень был, да, пожалуй, и остается довольно высоким. И это немаловажная часть любого исполнения - не только опера, но и поп-музыка, и театр, и кино - все на этом зиждется.

- Я помню, как завистливо смотрели на вас эстрадные звезды и как плакали бритоголовые братки в зале, когда вы пели военные песни. Но в то же время это был чуть ли не первый концерт, когда вы стали смотреть публике в глаза, открылись залу. А до этого момента на московских концертах ваш подбородок всегда смотрел немного вверх, словно вы не петь выходили, а драться.

- Был у меня определенный барьер перед московской публикой. И, видимо, до сих пор стоит. С классической публикой. И это ни в коей мере не сказывается на моей интерпретации. Но что-то меня раздражает:

- Что раздражает? Московское высокомерие перед сибиряком?

- Да нет, не думаю. К тому же я уже давно забыл, что сибиряк, скорее житель мира, а может быть, житель самолета. (Смеется.) Ну угораздило меня родиться и вырасти в Сибири, но с тех пор прошло уже так много лет, что я себя того почти не помню. А было время, когда хотел забыть намеренно, но теперь это тоже прошло. Теперь отношусь к этому периоду скорее с нежностью, но без ностальгии. А барьер и правда есть - может, потому, что публика видна и не все лица меня вдохновляют. Хотя на последних концертах этого уже нет. Чем старше становлюсь, тем теплее мне с московской публикой. (Смеется.)

- Я с удовольствием смотрел на игру вашей жены Флоранс, игравшей Изабель Бенедетти в сериале "Тяжелый песок". Как это случилось?

- Этот проект состоялся благодаря нашей тесной дружбе с Борщевскими, которые приглашали и меня, но я отказался, а она нет - и слава богу. Во-первых, это было ей в радость. Мне, в общем, тоже понравилось: это крепкая и не стыдная работа, хотя мне все же жалко, что роль получилась не очень большой. Антон Борщевский, безусловно, суперпрофессионал, но я ничего не могу с собой поделать, сериалы - это жанр, который я не очень жалую. Да и из романа Рыбакова можно было бы сделать полнометражный фильм.

- Знаю, что вы поцеловались с Флоранс в первый раз на спектакле "Дон Жуан", где она пела Церлину, а вы, соответственно, Дон Жуана, но она оставила карьеру певицы, а теперь что же? Карьера актрисы? Как же будете дальше жить?

- (Лукаво смеется.) Как дальше жить? Да нам бы с детьми разобраться: Трудно совмещать работу матери, работу жены и работу актрисы. (Про себя-то я молчу, разумеется:) А еще учтите, что мы все время в разъездах. За мной нужно ездить и приглядывать, и детей надо водить в школу, и пение бросать нельзя.

- То есть она продолжает заниматься?

- Да, и у нее очень хорошо получается. С другой стороны, я, возможно, неправильно сдерживаю ее, нужно дать ей большую свободу. Но мне кажется, что времени у нее все равно не хватит.

- У вас дома настоящий языковой Вавилон - в ходу русский, итальянский, французский, вероятно, дети еще учат английский. А на каком языке вы общаетесь?

- Я только по-русски. Не знаю, правда, что происходит в мое отсутствие. (Смеется.) Жена говорит по-русски, дети тоже. Хотя, конечно, бывает, перескакиваем с языка на язык, благо возможности у нас есть.

- Глядя на весь этот домашний интернационал, вспоминаете себя - красноярского? Который учил детей в школе музыке по системе Кабалевского?

- Да, правда, по системе Кабалевского. Мне бы сейчас те мои умения и талант педагога сильно пригодились. Пока что мои младшие дети не занимаются музыкой, только подают надежды: А хотелось бы.

- Не боитесь, что кто-то из детей захочет слишком серьезно стать музыкантом?

- Не только не боюсь, а даже очень хочу. Был бы талант. Кстати, у маленькой Ниночки уже проявился абсолютный слух, хотя ей еще и двух лет не исполнилось. Она уже блестяще воспроизводит все звуки и мелодии, которые слышит вокруг. Причем в тех же тональностях.

- Завидую.

- (Смеется.) Не завидуйте. Людям с абсолютным слухом бывает очень плохо в жизни, особенно когда кто-то фальшивит или поет не в той тональности.

- Как рано вы поняли, что обладаете уникальным инструментом в вашей гортани? Насколько это осложнило вашу жизнь?

- Я понял, что у меня есть определенный талант, довольно рано, однако осознание того, что мне принадлежит такой Божий дар, пришло поздно. Но мне кажется, что сам голос - это еще не все. Как и хороший инструмент, голос звучит лишь в хороших руках. Как и глаза, голос - это зеркало души, и даже тембр передает какие-то черты характера.

- Откуда это у вас? Меня однажды огорошила великая Джоан Сазерленд, когда я ей задал этот вопрос. Она сказала: "Да Боже мой, моя мама пела так, что мне и не снилось, а ее трелям я завидую до сих пор".

- А у меня от папы. И от мамы, кстати, тоже. У нее прекрасный природный голос.

- Папе вы посвятили недавний диск со старинными романсами.

- Потому что для меня старинный русский романс - это мой папа. Он этот жанр любит безумно, и эта любовь посетила и меня.

- Скоро вы должны петь концерт с Аней Нетребко. Про ее голос после рождения ребенка говорят разное. Переживаете за нее?

- Нет. Все с ее голосом в порядке. Мы же давние друзья, я прекрасно знаю ее мужа, Эрвина. И сына видел неделю назад.

- Хорошенький?

- Хорошенький такой, пухленький, удивительно спокойный. По-моему, на нее похож. Я очень ценю искусство Анны Нетребко, петь мне с ней привольно и хорошо - она прекрасная партнерша, с ней легко и весело и в жизни, и на сцене. И я этой встречи жду с восторгом. Жалко, что у нас не будет концерта в России, но придет и этот день, я думаю. Мы даже по-дружески в России не можем пересечься, даже если договоримся: в последний момент ее агенты непременно поменяют планы, и мы все отменяем.

- Вы уже прошли в свое время медные трубы пиара, а теперь не смотрите на кутерьму вокруг Анны взглядом старшего брата?

- Да я, в общем, и есть старший брат. Я ведь ее помню еще по конкурсу Глинки. И в свое время, еще когда она начинала, я сказал ее агенту Джеффри: "Если ты не сделаешь ей экстраординарную карьеру, если ты не заставишь самых известных часовщиков и ювелиров заключить с ней рекламные контракты, я тебе шею сверну". Я не преувеличиваю - так и сказал. И когда я увидел, что все это началось, я только обрадовался.

- Последний вопрос: Флоранс уже научилась лепить пельмени или это по-прежнему ваша прерогатива?

- Мы оба терпеть не можем готовить. Для того чтобы отведать ее кухни, мне приходится ждать несколько месяцев. Но когда это происходит, это стоит всех ожиданий и моего занудства. Она умеет готовить настоящую итальянскую еду. Скажем, оссо букко в ее исполнении - это невероятно вкусно. Это потрясающе, этого стоит ждать. Но нужно, чтобы к нам пришли важные гости. А для меня такая же вкусная пытка - это пельмени лепить.

Цитата

Людям с абсолютным слухом бывает очень плохо в жизни. Особенно когда кто-то фальшивит или поет не в той тональности.

Источник:  http://www.trud.ru/article/18-06-2009/141897_dmitrij_xvorostovskij_moi_mladshie_deti_ne_zanimaj.html/Труд7, Илья Кухаренко




Из мира музыки

Интерактивный глобус
Галерея
Для Firefox, Chrome

Ссылки


 
новости, афиша | биография | музыка | видео | публикации | фото | форум | тексты, ноты

Администрация сайта admin@hvorostovsky.su
Техническая поддержка support@hvorostovsky.su

Разработка и дизайн © Alrau@list.ru 2004-2010
В оформлении сайта использованы фотографии Павла Антонова

Rambler's Top100 Яндекс цитирования