Дмитрий Хворостовский. Оперный певец. Баритон Дмитрий Хворостовский. Неофициальный сайт Дмитрий Хворостовский. Музыка. MP3. Видео. Дмитрий Хворостовский. Оперный певец. Баритон
Статьи

Дмитрий Хворостовский: «Я СТАЛ РАБОМ СВОЕЙ КАРЬЕРЫ»

дата публикации: 09-04-2003


теги: Музыкальное обозрение   кремлевский дворец   концерт      

8 апреля в Кремлевском Дворце состоялся концерт Дмитрия Хворостовского.

 

Выступлению предшествовали пресс-конференция и появление певца в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы». На событие откликнулись все столичные СМИ, жанры – от ленты интернет-новостей до пространных интервью в глянцевых журналах. Приезд певца использовал в рекламных целях российский дилер марки «Volvo»: Хворостовскому на время пребывания в Москве был предоставлен автомобиль Volvo S 80, эта модель в день концерта демонстрировалась при входе в Кремль.

            Несмотря на обилие «сопутствующих моментов», выступление Хворостовского осталось в ранге музыкальных (а не только светских) событий месяца.

            В первом отделении певец  представил оперный репертуар – арии Онегина, Елецкого, две арии Демона, сцена смети Родриго из «Дон Карлоса» и Пролог из оперы Леонкавалло «Паяцы». Во втором звучали песни военных лет, лучшие образцы советской песенной классики: «Вот солдаты идут» К.Молчанова, «Темная ночь» Н.Богословского, «Случайный вальс» М.Фрадкина, «Дороги» Новикова, «На безымянной высоте» Баснера, «Где-то далеко» М.Таривердиева, «Заветный камень» В.Соловьева-Седого, «Одинокая гармонь» Б.Мокроусова, «Журавли» Я.Френкеля.

            Концерт будет показан по Российскому телевидению 9 мая.

 

- Дмитрий Александрович, бывает ли так, что вы безусловно довольны собой?

- Безусловно довольным собой может быть только последний идиот. Бывали в жизни моменты, когда я был не столько доволен собой, сколько счастлив. Несколько. Но столь мимолетных, что сразу их и не вспомню.

- К кому вы захаживаете, когда бываете в Москве?

- К родителям. Они обычно в это время тоже приезжают в Москву. К Ирине Константиновне Архиповой захаживаю. Вот человек, который не просто сыграл огромную роль в моей жизни. Для меня она какой-то эталон, идеал жизненного поведения. Пример не только в пении. В жизненной позиции! Деликатности, силы, мудрости. И в то же  время она по-женски слабая…  вернее, великодушная. Это для меня Человек с большой-большой буквы. Очень ее люблю и часто о ней думаю.

- Чем отличаются западные певцы и наши?

- Западные – не западные…  На данный момент, как это ни банально звучит, музыка и любое искусство не имеет границ. Пожалуй, даже и пола не имеет. Исполнитель, его искусство подскакивает в определенный разряд – и различий как таковых уже нет. Может быть, западный человек в принципе не так глубоко и проникновенно чувствует трагедию, драму, как русский. Зато для меня сложнее комедия.

- Вы стали так солидны. Какое жизненное правило артиста вы сформулировали бы с позиций мэтра?

- Как раз солидности я бы не пожелал никому. Солидность – это напускное. И вообще артист, особенно мужчина, - ребенок до старости. Пока не помрет.

- Каким будет новый век для оперы?

- Кончаловский, ставивший «Войну и мир» в Мете, высказывается на этот счет абсолютно негативно. А я как дурачок – очень позитивно. Наверное, истина посередине. Будут искаться новые формы. А может быть и нет.

   Классическое искусство все больше становится уделом избранных. Потому что искусство как таковое становится все ниже и ниже уровнем, стремится не наверх, а вниз, чтобы стать более коммерческим. Прав, конечно же, как ни горько, Кончаловский. Но хочется надеяться на рождение новых форм, которые найдут массу поклонников, которые к тому же поддержат их финансово.

- О каком образе вы можете сказать, что поете сами себя?

- Не знаю… Фигаро… Или Лепорелло… Дон Жуан… Франческо – так зовут моего героя в «Разбойниках». Эта такая сволочь последняя. И мне интересно и удобно его петь. Вот такой я многогранный!

- Вы много поете Свиридова. Расскажите о нем. Недоступный ведь был человек.

- Я его недоступности не знал и не помню. Все так сложилось, что он для меня был очень родным. По музыке я чувствовал его глубину и великость. Но не в общении. Он ко мне был снисходителен и добр. И жена его хорошо ко мне относилась, хотя из них двоих именно она была более жестким человеком. Но если она делала мне какое-то замечание, Свиридов не нее просто цыкал.

- Какова судьба русского романса на Западе? Звучит ли он там? Что делать с переводом стихов?

- Если учесть, что я практически всю жизнь пою на Западе, можете считать, что романс там уж определенным образом существует. Но пою не только я. Довольно много исполняют Рахманинова, Чайковского, Шостаковича, хотя у Шостаковича не так много романсовой лирики. Там с распростертыми объятиями встречают все новое, неизвестное. Сейчас Николая Метнера многие поют и играют. В принципе нет абсолютно никаких преград перед русской романсовой лирикой. Что же касается старинного русского романса, то здесь есть тенденция сводить все к русской народной песне. Я уже записал два альбома. Один – «Очи черные» - с оркестром имени Осипова. Другой – «Калинка» - с хором Корнева. Может, мы и сами делаем ошибку, соединяя русскую народную песню и старинный русский романс, считая все это «русским народным». Но чтобы объяснить, что такое старинный  салонный романс, надо пуд соли съесть. Например, если у Булахова запись русской народной песни – это уже романс. Так что я сам не знаю, как тут разбираться. Надо хорошенько приблизиться.

- Как вы представляете себе полный отдых? И как бороться с ленью?

- Я очень ленив, а все время приходится работать. Не поработаешь – в будущем не будет успеха. Когда и взвешиваю на весах все последствия – моя лень исчезает. Так что отдыхаю с партитурой. Все время что-нибудь учу. Удается выкроить неделю, максимум две, чтобы полежать на пляже. Мне главное для отдыха – чтобы море и чтобы солнышко светило. И я лежу на пляже с наушниками и клавиром. Как это ни жалко. Моя мечта – провести хотя бы две недели  абсолютно ничего не делая. Но не получается. Себе не принадлежишь. Ты связан с огромным количеством людей. Они ждут, и у тебя масса обязанностей. Так что лень я как раз позволить себе и  не могу. Я становлюсь или уже стал рабом своей карьеры.

 - Однажды вы высказали симпатии к авангарду. Удается себя попробовать?

 - Авангард – понятие очень относительное. Существуют какие-то пределы. Есть чисто «экспериментальные» голоса, которые просто не могут позволить себе такой роскоши, как пение в операх бельканто. Ведь это требует не только огромного мастерства, но и определенной красоты голоса. Если мне удается петь классику, зачем бы мне переключаться на авангардный репертуар? Но современные сочинения меня очень интересуют. Как-то я исполнял большое сочинение Гии Канчели для симфонического оркестра с голосом. Мне оченб нравится его музыка. Хотя это ведь не авангард, но и не додекафония. Я с удовольствием пою Шостаковича…   Я не закрываю для себя возможности исполнения авангарда. Но хочется, чтобы музыка была, по меньшей мере, интересна, а лучше  -  гениальна.

- Какой самый большой  комплимент сделали вам критики?

- Я про себя ничего не читаю.

-  Что вы делаете во время долгих перелетов?

- Смотрю новое кино, которое там обычно показывают.

 - Однажды во время исполнения вами «Ноченьки» a capella на концерте в Большом зале затренькал мобильник. Интересно, вы его слышали?

- Что тут скажешь? Конечно, слышал. Везде в мире такое бывает. Иногда на концерты приходят совершенно посторонние люди, не знающие специфики искусства пения. Поскольку билеты были дорогие, публика была не во всем близкая классике. Но, может, кто-то перенервничал и забыл отключить мобильный телефон. Надо быть снисходительным. Я всегда стараюсь думать о том, что человек, может быть, сам испытал стыд, от того, что обнаружил свое присутствие в зале очень некстати.

- Занимаетесь ли вы педагогикой?

- Иногда провожу мастер-классы. Сам я учился в Красноярском институте искусств и только теперь понимаю, что такое бесплатно заниматься пять-шесть раз в неделю по два часа. Да везде в мире за час занятий берут огромные деньги.

 - В этот приезд вы впервые поете военные песни. Насколько это трудно? Жанр, кажется, не ваш.

-  Я считаю и «Землянку», и «Эх, дороги», и «Заветный камень», и даже песни из «17 мгновений весны» классикой.

            Трудности были гигантские. Каждый раз, когда начинал репетировать – комок вставал в горле. Слишком сильно еще и для моего поколения ощущение трагедии страны, потерь родных. Песни записаны и на компакт-диск. Делали мы это на киностудии «Мосфильм», работа шла трудно. Оркестр играл где-то в большом зале, а я находился в таком шалашике с окошком, в наушниках. Обычно записанное в студии обрабатывается, комбинируется. Я это не люблю. Я пишу варианты от начала до конца, потом из них выбираю.

- Вы слушали перед записью известные исполнения этих песен?

- Это моя традиционная  подготовка – «наслушивать»,  «начитывать». Я слушал Утесова, Кобзона, Марка Рейзена, ансамбль Александрова -  все, до чего мог доискаться. Ножкина слушал – «Последний бой» он просто удивительно исполняет. Я пытался сделать это в том же ключе.

- В Америке вы собираетесь петь наши военные песни?

- В следующем сезоне в Нью-Йорке, тоже с хором, с кинодокументальным материалом. Кстати, в мае 2005 у меня будет турне по России к 60-летию Победы. А в этом году я дам еще два концерта в декабре.

- Предлагали ли вам петь в Большом театре?

- Недавно Франческа Дзамбелло прислала письмо: не хотел бы я попробоваться в «Огненном ангеле» Прокофьева? Но я не пою в этой опере и не собираюсь.

- Не пробовали себя в качестве режиссера?

- Даже не было желания. Надо иметь знания, образование, талант. Многие певцы пробовали, но не добивались успеха. Даже Тито Гобби.

- Ваш Дон Жуан снят на пленку. Неужели больше никто не хочет использовать вашу шикарную фактуру?

- Сниматься в кино – тяжелейший труд. А какое надо иметь терпение! Выбежать на две минуты на первый план,  а потом два часа ждать…  После «Дона Жуана» я стал очень уважать труд киноактеров. Предложения у меня есть. Но они не совпадают с моей непосредственной работой. Чтобы сниматься в кино, надо отдать этому 2-3 месяца. А для меня все мои планы важны – я ничем не могу пожертвовать.

Источник: газета "Музыкальное обозрение", 2003 год, № 4, с.8/Наталья Зимянина




Из мира музыки

Интерактивный глобус
Галерея
Для Firefox, Chrome

Ссылки


 
новости, афиша | биография | музыка | видео | публикации | фото | форум | тексты, ноты

Администрация сайта admin@hvorostovsky.su
Техническая поддержка support@hvorostovsky.su

Разработка и дизайн © Alrau@list.ru 2004-2010
В оформлении сайта использованы фотографии Павла Антонова

Rambler's Top100 Яндекс цитирования