Дмитрий Хворостовский. Оперный певец. Баритон Дмитрий Хворостовский. Неофициальный сайт Дмитрий Хворостовский. Музыка. MP3. Видео. Дмитрий Хворостовский. Оперный певец. Баритон
Статьи

Artists and Entertainers

дата публикации: 09-06-2007


теги: карнеги-холл   нетребко    

Карнеги-холл в нынешнем сезоне редко заполнялся с такой плотностью, как на недавнем концерте Анны Нетребко и Дмитрия Хворостовского. Воздух в зале и вокруг был накален совершенно особенным, праздничным ожиданием, которое легко объяснить. Оба певца давно перешли из разряда просто исполнителей в разряд звезд, причем звезд для самой широкой аудитории. Со всеми вытекающими отсюда последствиями: фотографии на первых страницах глянцевых журналов, статьи с подробностями «про личную жизнь», фанаты, следующие за любимцами по всему миру, поклонники, готовые платить любые деньги за билеты на любое выступление своих любимцев...

Опера, и вообще классическая музыка, нуждается в таких, как Нетребко и Хворостовский, - красивых, артистичных, теле¬ и фотогеничных, способных на непосредственное общение с публикой и привлекающих даже тех, кто на концерты и в оперу, как правило, не ходит. То, что Нетребко - единственная из оперного мира - вошла недавно в список ста самых влиятельных граждан мира, опубликованный журналом Time (в категории «artists and entertainers», рядом с Джастином Тимберлейком) - очередное свидетельство ее ошеломляющей популярности и плюс для оперного жанра.

И Нетребко, и Хворостовского можно было бы назвать попзвездами, если бы слово «поп» не было окрашено в нашем восприятии негативным оттенком. Впрочем, можете заглянуть в интернет - там об обоих пишут так, как пишут о попзвездах первой величины, и я не думаю, что их самих или их менеджеров это огорчает.

Кстати, оба они очень успешно пели в завершившемся сезоне в Метрополитенопере, а те, кто не попал в Мет, видели их выступления по телевидению или в кинотрансляциях (в «Евгении Онегине» и «Пуританах», где соответственно Хворостовский и Нетребко исполняли главные роли), что неизмеримо прибавило им популярности в Америке.

Если же говорить о меломанах, то их интерес подогревал еще и тот факт, что свой первый сольный концерт в Карнеги¬холле, намеченный на прошлый сезон, Анна Нетребко отменила, заявив, что не чувствует себя достаточно готовой для такой прославленной сцены, и пообещав, что в недалеком будущем на нее все же выйдет.

Обещание она выполнила наполовину, поделив программу с Дмитрием Хворостовским и Оркестром Св. Луки, который, кроме аккомпанемента, порой довольно топорного (дирижер Ашер Фиш), исполнял два больших оркестровых номера - Увертюру к опере Россини «Сорокаворовка» и Вальс из второго действия оперы Чайковского «Евгений Онегин». Так что петь пришлось не слишком много: по две арии и одной дуэтной сцене на каждого певца в каждом отделении. Зато почти все было спето замечательно.

Нетребко продолжает подтверждать рано завоеванную репутацию певицы, у которой, по словам одного из критиков, «есть просто все: голос поразительной чистоты и точности с огромным динамическим и колористическим набором, воображение, проницательность, ум - все это в комбинации с ослепительным обаянием, благодаря которому, когда она на сцене, от нее невозможно оторвать взгляд». И вправду невозможно - ни взгляд отвести, ни слух отключить, ни просто отвлечься.

В ариеттевальсе Джульетты из первого действия оперы Гуно «Ромео и Джульетта», с которой Нетребко начала свое выступление (в этой постановке она появится в следующем сезоне в Мет, вместе с Роландо Виязоном, и я советую позаботиться о билетах заранее), светилась не столько невинность и беспечность девочки, не желающей выходить замуж, сколько мечтательность и романтический порыв. В выходной арии Лючии (Доницетти, «Лючия де Ламмермур») были столь важные для этой драматической арии¬сцены беспокойство, ранимость, предчувствие безумия...

Ревнители бельканто, конечно, заметили, что коечто из обильных колоратурных пассажей - необходимой составляющей эстетики оперы Доницетти - Нетребко пропустила, а чтото прозвучало без нужной легкости и чистоты (как и трели в арии Джульетты). Пока все это не самая сильная часть ее вокала, и с легендарной Сазерлэнд ее сравнивать в этом «отделе» пока рано. Но Нетребко компенсирует этот недостаток не только общей роскошью тембра и все более крепкими, яркими, летящими «верхами», но и поразительным умением при помощи вокала передавать малейшие оттенки эмоций: в краске голоса, в повороте фразы, в перепадах динамики.

Известно, что Нетребко вначале хотела быть актрисой, но педагоги, заметившие ее голос, убедили ее, что как певица она быстрее доберется до театральной сцены. И оказались правы. Замечательный актерский инстинкт певицы, ее умение полностью и абсолютно слиться с образом героини лучше всего проявились в дуэтных сценах вечера. Здесь она была особенно хороша, как и Дмитрий Хворостовский, который под стать другим ее партнерам немедленно загорается в ансамбле с нею (мне уже приходилось отмечать, что Роландо Виязон преображается как исполнитель в сценах с Нетребко - и, кстати, не отрицает этого).

Первое действие завершила эффектная сцена Недды и Сильвио из «Паяцев», второе - безупречно спетая и сыгранная последняя картина из «Евгения Онегина». Каждая - череда меняющихся настроений, борьбы и согласия, надежд и сомнений. Каждая - воплощенная мечта оперного режиссера, для которой совсем не нужны были декорации.

Вторая часть программы должна была быть русской, но в последнюю минуту вместо арии Марфы из «Царской невесты» появилась ария из оперы Дворжака «Русалка», спетая Нетребко поистине завораживающе.

А вот вторым сольным номером отделения был романс Рахманинова «Не пой, красавица, при мне», который оказался косвенным подтверждением того, что Нетребко и впрямь пока рановато выходить на сцену Карнеги¬холла в камерном репертуаре. Тончайшую элегическую миниатюру она превратила в оперную сцену, полную драмы и пафоса - с не всегда оправданными перепадами звучности, ненужными акцентами, необъяснимыми ускорениями и воздеванием рук к небу. Одним словом - «страсть в клочья», которая здесь была неуместна.

Если в драматических ролях Нетребко почти перерождается в свою героиню, то в комедийных добавляет еще веселый, с подмигиванием, «взгляд со стороны» - мол, смотрите, как я играю эту роль и как это забавно! Она и любуется собой, и посмеивается над своей страстью к актерству, представлению, театру. Именно такой «двойной перспективой» был окрашен ее первый «бис» - ария Джудитты из одноименной оперетты Легара, настоящий фейерверк эффектов, заразительный праздник молодости, каприза, соблазнительной женственности, на который Хворостовский ответил романсом «Очи черные». Завершилось все дуэтом Дон¬Жуана и Церлины, исполненным с упоением и юмором.

Поклонники Дмитрия Хворостовского не были разочарованы и его сольными номерами, хотя куплеты Тореадора из «Кармен», наверное, вообще не стоило включать в программу - настолько неудобны они для его красивого, но не слишком мощного голоса, к тому же заглушаемого нечутким аккомпанементом. Впрочем, его Яго (Credo из «Отелло» Верди) был прекрасен и обещал в будущем интересную актерскую работу, и никто сегодня не поет арию Елецкого из «Пиковой дамы» с таким благородством, искренностью и вокальным совершенством, как это делает Хворостовский.

Многих, впрочем, волновали... его брюки: что это - кожа или блестящая ткань? И к ним рубашка с распахнутым воротом - не слишком ли вольно? Нет, пожалуй: на дворе - лето, конец сезона, программа - сборная. Да и Сильвио, Тореадора, Яго вполне можно представить себе именно в такой «форме». И вообще, весь этот концерт можно считать высочайшего класса развлечением - entertainment. Возможно, без особых духовных потрясений, но с бездной удовольствия.

Автор: Майя ПРИЦКЕР NRS.com




Из мира музыки

Интерактивный глобус
Галерея
Для Firefox, Chrome

Ссылки


 
новости, афиша | биография | музыка | видео | публикации | фото | форум | тексты, ноты

Администрация сайта admin@hvorostovsky.su
Техническая поддержка support@hvorostovsky.su

Разработка и дизайн © Alrau@list.ru 2004-2010
В оформлении сайта использованы фотографии Павла Антонова

Rambler's Top100 Яндекс цитирования